Главная / Инвестиции для начинающих / Нет прорывов в своем отечестве
Опубликовано: 22 сентября 2021

Нет прорывов в своем отечестве

Нет прорывов в своем отечестве

Главным признаком успешного стартапа стала скорость роста выручки. Но большинство российских технологических проектов вынуждены довольствоваться «тихим и безмолвным житием». В России много обучения бизнесу и торжественных предпринимательских собраний — но крайне мало свободных для инноваций финансов

Отсутствие возможностей для привлечения внешнего финансирования — основная проблема российских технологических стартапов. Как свидетельствуют результаты ежегодного исследования «Стартап Барометр», на старте нового бизнеса основным источником средств в 61% случаев становятся средства основателей. Да и дальнейшее развитие происходит тоже на их деньги.

«Эксперт» постоянно рассказывает о новых технологических проектах. В разговорах с нами большинство их основателей заявляли, что сделали продукт, уникальный либо для российского, либо для мирового рынка. Намного меньше предпринимателей поскромнее, утверждавших, что предлагают рынку усовершенствованную версию уже существующего продукта или услуги.

Это компании из разных сфер — от ИТ, робототехники и нефтесервиса до производства промышленного оборудования, а большинство их основателей — люди зрелого возраста с опытом работы в той индустрии, в которой они начали стартап, либо же имеющие управленческий опыт.

В нефть подливают деньги

Наиболее успешные истории развития (с точки зрения привлечения инвестиций и динамики роста выручки) среди наших кейсов состоялись в нефтесервисе. Значительная доля российского бюджета формируется за счет добычи нефти, и новые технологии здесь востребованы.

Бизнес «Геосплита» (см. «Нефть расскажет о себе», «Эксперт» № 49 за 2018 год) начался в 2013-м на деньги учредителей — частных лиц, разработавших технологию диагностики нефтяных скважин с помощью цифровых датчиков, которые помещаются в скважинную жидкость (полученные данные затем интерпретируются специальным ПО). Только спустя четыре года компания в обмен на долю 14,5% получила полтора миллиона долларов от Rusnano Sistema Sicar, совместного фонда «Роснано» и АФК «Система». Эти средства позволили доработать систему диагностирования нефтяных притоков и начать продажи продукта. Интересно, что перед тем, как получить такие крупные по меркам российского рынка инвестиции, «Геосплит» успел провести несколько пилотных проектов (в нефтесервисе это долгий процесс: в целом на пилотные проекты у «Геосплита» ушло почти четыре года — кстати, по правилам венчурной науки это делает стартап инвестиционно непривлекательным).

«У нас тогда было только несколько заинтересованных клиентов и никакой уверенности, что мы выйдем на устойчивый доход — венчур ведь, — говорит гендиректор “Геосплита” Александр Каташов. — Но самые важные для любого инвестора вещи у нас были: идея, прототип, бизнес-модель и команда. Команда — это вообще самое главное».

Как утверждает Каташов, для «Геосплита» поиск инвестиций был стандартным — обращения в фонды и к частным инвесторам: «Никакой магии и личных связей: создавали стандартную воронку продаж».

В 2019 году «Геосплит» поднял второй раунд инвестиций в объеме пять миллионов долларов — вместе с фондом Rusnano Sistema Sicar в компанию вложилась инвестиционная группа UCP Ильи Щербовича. Это дало возможность активно выходить на зарубежные рынки, что сразу было целью проекта. Перспектива экспорта продукта — дополнительный стимул для инвесторов вложиться в компанию.

Выручка росла быстро: с 200 млн рублей в 2018 году более чем до 400 млн в 2019-м и 600 с лишним миллионов рублей — в 2020-м. Рост год к году в 2020-м стал менее динамичным, чем на старте, но ведь прошлый год выдался с сюрпризами. Однако «Геосплиту» удалось получить чистую прибыль. «Бухгалтерская чистая прибыль у нас была уже в 2019 году, — говорит Александр Каташов. — Мы думали, что из-за прихода инвестиционных денег не сохраним ее в 2020-м, однако в итоге сработали так, что получилось». Пандемия заставила «Геосплит» быстрее создавать локальные команды на зарубежных рынках («Геосплит Китай», «Геосплит Эмираты») с удаленной техподдержкой российских специалистов.

После снятия ковидных ограничений компания должна расти еще быстрее. По крайней мере, планы Александра Каташова — вывести «Геосплит» на уровень масштабного международного проекта: через три года компания будет иметь выручку полтора миллиарда рублей на российском рынке и столько же на зарубежном.

Выручка второго удачливого «нефтегазового» стартапа — компании «Геонафт» (см. «Новые горизонтали нефтедобычи», «Эксперт» № 17–19, за 2018 год) сейчас на уровне нескольких сотен миллионов рублей в год, но в следующем году, по словам гендиректора Сергея Стишенко, должна вырасти до миллиарда рублей.

«Геонафт» — стандартный для российского рынка «долгоиграющий» стартап, основатели которого, в том числе Сергей Стишенко, еще в 2010 году решили создать российскую альтернативу широко распространенному на рынке импортному софту для сопровождения горизонтального бурения скважин и конкурировать с компаниями «большой нефтесервисной четверки». Стишенко тогда работал в компании Shell. Предпринимателям повезло оказаться в нужное время в нужном месте: в кластере энергоэффективных технологий в Сколково они познакомились с представителем венчурного фонда Phystech Ventures, а в 2015 году этот фонд совместно с фондом North Energy Ventures вложил в «Геонафт» 500 тыс. долларов. В 2016-м состоялся второй раунд, причем с привлечением и новых инвесторов. «Геонафт» старался использовать все возможности для поиска средств: компании даже удалось получить относительно крупный грант от фонда «Сколково» в размере 61 млн рублей на развитие технологической платформы.

Однако с учетом необходимости активно продвигаться на зарубежных рынках (российская нефтегазовая отрасль с характерной для нее консервативностью по отношению к инновациям нужной динамики не обеспечивала) средств на развитие все равно оказывалось недостаточно. На это влияли очень длинные циклы R&D в нефтегазовом секторе и сроки принятия решений крупными компаниями. «От опытно-промышленных работ до хороших объемов заказов может пройти четыре года», — говорит Сергей Стишенко.

Так что менеджмент «Геонафта» постоянно искал стратегического инвестора. В конце 2019 года контрольный пакет в «Геонафте» купила группа компаний «Цифра» за девять миллионов долларов. Для «Цифры», интегратора российских цифровых разработок в области промышленного интернета вещей, это было логичное приобретение.

«С момента начала наших переговоров с “Цифрой” и до закрытия сделки прошло несколько лет, — рассказывает Сергей Стишенко. — Были и другие претенденты на покупку акций, я разговаривал в том числе с одним международным игроком». Приход «стратега» не означал для «Геонафта» отстранения основателей бизнеса и вообще резких изменений в оперативном управлении. С момента прихода инвестора почти вдвое выросла команда проекта, на рынок вышло несколько новых продуктов. «Мы сейчас действительно пытаемся сильно масштабироваться. Без “Цифры”, у которой уже есть представительства за рубежом, мы вряд ли смогли бы рассчитывать на быстрое продвижение на мировом рынке», — говорит Стишенко. Из-за коронавирусных ограничений экспансию на Восток, в первую очередь на рынки стран Персидского залива (на них «Геонафт» делает большую ставку), пришлось отложить. Но в 2021 году упущенные возможности проект должен наверстать.

Однако приход «стратега» в нефтегазовый стартап все же редкость. Без поддержки инвесторов проектам в нефтегазе приходится долго пробивать себе дорогу, особенно если это бизнес не только в ИТ, но и с «утяжелением» в виде производства оборудования и сложности реализации проектов «в поле», как, например, у «Новаса» (см. «Взрыв против взрыва», «Эксперт» № 9 за 2019 год). Компания разработала не имеющую аналогов в мире плазменно-импульсную технологию воздействия на нефтяные и угольные пласты. В них инициируется серия микровзрывов плазмы, резонансные колебания от которых создают в нефтяном пласте микротрещины, что позволяет в три-четыре раза повысить эффективность нефтеотдачи в одной скважине. Технология применима и для угольных пластов: через микротрещины наружу выходит опасный метан, а значит, в дальнейшем можно избежать взрывов в угольных шахтах и спасти жизни шахтеров. Да и сам газ — ценный продукт.

Однако нефтяники слишком инерционно воспринимали «плазменную» технологию повышения нефтеотдачи. В итоге больше надежд в «Новасе» стали возлагать на ее применение для удаления метана из угольных пластов. И действительно, выручка созданной под этот проект компании «Георезонанс» увеличилась с 3,35 млн рублей в 2014 году до 90 млн рублей в 2019-м, компания попала в рейтинг быстрорастущих проектов «ТехУспех».

Как рассказал гендиректор «Георезонанса» Никита Агеев, в 2019 году компания смогла получить несколько новых контрактов и заслужить признание экспертов угольной отрасли, но в 2020-м были заморожены зарубежные контракты (до открытия границ), а затем, по словам Агеева, и российские корпорации стали оптимизировать бюджеты: «Так из потенциально прорывного года 2020-й стал для нас годом “борьбы за выживание”».

Под свои проекты «Георезонанс» обычно привлекает точечное, целевое финансирование. Пока, по словам Никиты Агеева, этого хватает. «Как человек, продвигающий инновационный продукт, я могу сказать, что самое трудное — убедить заказчика в том, что твоя технология ему нужна. Чем сложнее отрасль, тем требовательнее заказчики. Но самый ответственный этап в бизнесе — проверку технологии отраслевыми экспертами — мы уже прошли», — заключает Агеев.

Не удалось пока найти возможность для стремительного взлета и компании «Ангара», разработавшей уникальный раствор для очистки теплообменников (см. «Если сильно накипело», «Эксперт» № 6 за 2019 год). Хотя и этот проект много работает именно с нефтяными компаниями. В конце 2018 года гендиректор «Ангары» Илья Родин говорил, что следующие полтора года станут для компании решающими: он собирался сделать ее прибыльной и найти стратегического инвестора. Но вместо этих перспектив стартапу пришлось в последний год поработать над изменением позиционирования на рынке, воспользовавшись «передышкой» из-за пандемии, говорит Родин: «Если раньше мы были, условно говоря, “чистильщиками”, то теперь выдвинули на первый план возможность снизить выбросы CО2 благодаря очистке оборудования нашим раствором. Это актуально, ведь налоги на выбросы за рубежом быстро растут». В 2020 году у компании было несколько зарубежных проектов, и это позволило не допустить сильного спада по выручке.

Как говорит Илья Родин, ряд небольших частных инвесторов вложились в компанию: «Но мы, как скромный стартап, если и поднимаем раунд, то об этом не трубим».

Роботы и высокие технологии

Самым перспективным с точки зрения привлечения инвестиций опрошенные нами основатели стартапов в нефтесервисе считают не свой сектор, а ИТ. «Я это знаю как резидент “Сколково” с 2016 года, который следит за тем, как распределяются гранты», — говорит Сергей Стишенко из «Геонафта». Сектор ИТ на передовой: как показал «Стартап Барометр 2020», наибольшее число технологических проектов (28%) создает продукт или технологию для него. (На втором месте медицина, образование и робототехника — по 21%.)

Но и здесь важен правильный выбор ниши. Это показывает судьба двух стартапов, о которых мы писали. Производитель сервисных роботов «Промобот» (см. «Роботу никогда не скучно», «Эксперт» № 5 за 2018 год) сумел в прошлом году получить от Дальневосточного фонда высоких технологий 200 млн рублей (а на старте проекту достались «подъемные» средства от Фонда развития интернет-инициатив) и теперь стал крупным экспортером, поставляющим 42% своей продукции в США. На родине проект тоже неплохо себя чувствует. Видимо, деньги государства имеют значение: в прошлом году станции для измерения температуры от «Промобота» появились в российских школах и больницах, а сервисные роботы начали консультировать посетителей многофункциональных центров.

А у другого связанного с робототехникой стартапа — пермской компании RCML (см. «Как научить роботов играть в команде», «Эксперт» № 38 за 2017 год) пока более скромные результаты. Но она работает в сфере промышленных роботов, создавая специальное программное обеспечение для координации их работы и быстрой переналадки роботизированных производств. Стартап надеялся уже в 2018 году взять инвестиции от фондов и успеть получить существенную долю мирового рынка, до того как подобные продукты представят крупные корпорации. Однако, по словам инвестора проекта бизнес-ангела Дмитрия Сутормина (он вложил в него не менее 30 млн рублей), пока не получается добиться быстрого роста: «Мы продолжаем делать пилоты у заказчиков. Но специфика хардверных стартапов в том, что приходится все время что-то изобретать, потом исполнять это в металле. Это долго и всегда сопряжено с рядом сложностей. В итоге раунд мы поднимать не стали». Проект начинался как раз как софтверный, чтобы развиваться «налегке» и не быть привязанным к домашнему российскому рынку, — планировалось, что RCML будет только писать программы. «Но в итоге выяснилось, что каждому конкретному производству, которое покупает робота, нужно, чтобы выполнялась конкретная операция. И софт продается только вместе с “железом”. Причем неважно, поставляем роботов мы или кто-то из наших партнеров, — все равно это занимает длительное время», — объясняет Дмитрий Сутормин.

Вам будет интересно  Как выбрать брокера для фондового рынка

Традиционно хорошо звучит на российском рынке «высокая нота» наукоемких высокотехнологичных стартапов в области химии и электроники, которые создают новые материалы. В пример можно привести производителя термомодулей для охлаждения электронных устройств компанию РМТ, в которую инвестировала «Роснано» (см. «Наш вклад в глобальное охлаждение», «Эксперт» № 13 за 2019 год). Успешна также компания «Монокристалл», которая выращивает важный компонент для производства электроники — кристаллы сапфира (см. «Сапфирам светит рост», «Эксперт» № 22 за 2018 год).

Эти компании динамично развиваются, однако почти всю продукцию экспортируют: в России она не востребована за недостатком высокотехнологичных производств, в том числе электроники.

В случае с РМТ это закончилось тем, что компания перестала быть российской. В 2011 году у нее появились крупные инвесторы — «Роснано» и фонд венчурных инвестиций «С-Групп венчурс». В конце 2020 года «Роснано» из этого проекта вышла — как сообщила сама корпорация, с доходностью более 17%. Вышел и второй инвестор. В результате РМТ стала частью глобальной технологической компании Ferrotec Holdings Corporation.

Прорывов без денег не бывает

В других секторах, где работают привлекшие наше внимание стартапы, все куда скуднее с точки зрения инвестиций; их успех определяется качеством команды, умением адаптироваться к рынку, быстро меняя продукт и сбытовую модель. Например, если не получилось оперативно выйти на рынок b2b или в госсектор, нужно суметь заработать на конечных потребителях, как сделал небольшой екатеринбургский стартап «Биомикрогели» (см. «Пятновыводители», «Эксперт» № 34 за 2017 год). Проект не получил инвестиций, на которые поначалу рассчитывал, но сумел вовремя применить свою технологию производства очищающих биогелей к новому продукту: разрабатывали продукт и технологию для очистки воды, а стали зарабатывать на бытовой химии. В пандемию же запустили производство ставших особо востребованными продуктов — новых линеек бытовой химии, антисептиков и дезинфицирующих средств. В 2017 году компания производила 80–100 тонн бытовых средств в месяц, а начиная с 2018-го производственная мощность увеличилась до 630 тонн в месяц. В 2019 году «Биомикрогели» получили 100 млн рублей выручки.

Прошлый год компания закончила с ростом в полтора–два раза по всем направлениям, включая промышленное применение биомикрогелей, рассказал гендиректор компании Андрей Елагин. Причем постепенно начало расти и промышленное применение биомикрогелей, утверждает он (прошлым летом, например, «Биомикрогели» участвовали в ликвидации разлива нефти в Норильске).

«Мы развиваемся пошагово, — говорит предприниматель. — Сначала вывели в стабильный рост моющие средства, потом взяли и другие направления. Параллельно занимались подготовительной работой по другим продуктам для промышленного применения — это в основном сертификация и паспортизация. По результатам 2021 года это направление может принести до 50 процентов выручки (сейчас — не более 30 процентов)».

Важно делать продукт, который может быть адаптирован для различных рынков, потому что сразу начать работать с крупными частными или госкомпаниями для стартапа — очень большая удача. Данные «Стартап Барометра 2020», кстати, показали, что за последний год количество решений, разрабатываемых технологическими стартапами для конечного потребителя, выросло с 14 до 48%. Екатеринбургская компания Irway (см. «Третий глаз для автомобиля», «Эксперт» № 20 за 2018 год), разработавшая систему ночного видения для транспорта, пока не осуществила своих планов выйти хотя бы на серийное производство во многом из-за того, что никак не может добиться контракта с крупными производителями автотранспорта, а основатель проекта Максим Кузьмин очень рассчитывал на рынок b2b.

В 2018 году этот проект победил в федеральном акселераторе технологических стартапов GenerationS, наградой стали десять миллионов рублей. С КамАЗом была подписана «дорожная карта» на внедрение в 2019 году пяти тысяч систем ночного видения сразу на конвейере. Но пока ничего из этого не получилось. Максим Кузьмин говорит, что делал много попыток договориться об инвестициях как с крупными автопроизводителями, так и с инвестиционными фондами: «В фондах реакция была примерно одинаковой: пока вы не покажете хорошую динамику продаж, денег мы вам не дадим. А как мы ее покажем без денег? Или говорили: если кто-то найдется, кто в вас инвестирует, мы рассмотрим вариант в вас вложиться “за компанию”. То есть рисковать никто из венчурных инвесторов особо не хочет. Быстро расти в России в ближайшее время у нас не получится точно. Наши потенциальные партнеры — “Ростсельмаш”, КамАЗ — строят планы сотрудничества с нами уже на 2023 год».

На рынке b2b многое зависит от настроя партнеров, а управленцев крупных компаний, как выяснилось, очень тяжело вывести на активный интерес. Ведь, как полагает Кузьмин, для большинства из них на первом месте выполнение целевых показателей, а не внедрение инноваций.

Зато продажи частным клиентам в 2020 году, по словам Максима Кузьмина, удалось увеличить в два раза. Особенно много систем ночного видения брали владельцы катеров и лодок. «Рынок сбыта у нас большой, но его нужно нормально окучивать, а это сложно делать без денег», — говорит основатель Irway. Выход на международный рынок он считает пока для себя невозможным по той же причине.

За рыбу — деньги

Если нет возможности выйти на продажи в b2с, ситуация становится куда хуже. Может быть, и идея хороша, и научная разработка, и есть успешные апробации, однако этого оказывается мало. Особенно трудно приходится ученым и инноваторам, которые без профессиональной менеджерской команды с продажниками пытаются продвигать свои разработки. Изобретение компании «Инжиматик» (см. «Они идут против течения», «Эксперт» № 21 за 2018 год), основатели которой Юрий Сакуненко и Владимир Кондратенко придумали сверхчувствительный гидропаросенсорный кабель для раннего обнаружения протечек воды, щедро чествовали на выставках, фонд «Сколково» выделил проекту грант в пять миллионов рублей. Но, начав разработки еще в 2011 году, ученые так и не смогли коммерциализировать их. Сейчас заказы на кабель единичны, а Юрий Сакуненко давно переключился на другие разработки. По словам ученого, с одной стороны, в команде проекта не хватало людей, умеющих продвигать продукт (найти и мотивировать таких продажников с ресурсами стартапа оказалось невозможным), с другой — ученый вскользь замечает, что инновации в России так и остаются по большей части декларациями о намерениях. Свой кабель «Инжиматик» пытался продвигать не только в системе ЖКХ, его предлагали и нефтяникам для обнаружения протечек нефти и газа — но тщетно.

О трудностях с продвижением продукции рассказывал нам Виктор Фокин, гендиректор «Метсбытсервиса» — компании, производящей инновационные провода и грозотросы (см. «Провода инноваций», «Эксперт» № 49 за 2019 год). Он тоже отчасти одинокий инноватор. Хотя и с командой, но без финансовых партнеров Фокин много лет пытается внедрять новые технологии в проводах и тросах, однако выручка предприятия (между прочим, резидента «Сколково») постепенно падает. Стартап ориентирован на энергетический сетевой сектор, где основные заказчики — госкомпании с длинными циклами принятия решений о закупках и очень капиталоемкими проектами (это повышает риски при внедрении новых продуктов, а рисковать управленцы обычно не любят). Тяжело со сбытом и производителям «железа» — оборудования для промышленности: у них мало возможностей для маневра как в продуктовой, так и сбытовой тактике. Они могут делать не имеющие аналогов в мире машины (как новосибирская компания «Ропат», выпускающая гидравлические молоты, (см. «Самый быстрый молот тормозит», «Эксперт» № 1–3 за 2020 год), но спроса на них практически нет, так как потенциальные заказчики не обновляют свои фонды годами. И если что-то и покупают, то бывшее в употреблении или импортное. «Ропат» хоть и продолжает работать, но об ускорении бизнеса речи пока не идет: компания уже несколько лет пытается наладить отношения с крупными госкомпаниями, и пока безуспешно.

Биотехнологии — тоже не самая инвестиционно привлекательная область из-за высокой наукоемкости разработок и невозможности для российских проектов осуществить быстрый старт. Производитель морозильного оборудования «Акустическая заморозка», запатентовавшая технологию заморозки продуктов с помощью акустических волн (морозить можно все — от икры морского ежа до клубники, а технология позволяет максимально сохранять свежесть продукта), уже пару лет как начал перебираться за рубеж (см. «Холод в каждой клетке», «Эксперт» № 25 за 2017 год), не видя перспектив с точки зрения как быстрого роста продаж в России, так и экспорта с территории РФ. Как рассказал гендиректор компании Дмитрий Балаболин, почти вся интеллектуальная собственность уже зарегистрирована в Финляндии, а выпуск морозильного оборудования частично перенесли в Болгарию, где он обходится дешевле.

Сложнее всего привлечь средства стартапам, уже преодолевшим начальную, посевную стадию. «Под идею» можно получить грант в институтах развития, которых сейчас в России достаточно много. А вот «переросшие» этот масштаб проекты должны заинтересовать инвестора динамикой выручки

По словам Балаболина, «Россия — тюрьма товаров» из-за сложности и дороговизны таможенных процедур: «Чтобы отправить в Европу один образец продукции — например, замороженную по нашей технологии рыбину ценой две тысячи рублей, — нужно заплатить таможенному брокеру двадцать тысяч рублей». Еще он считает, что компаниям с российским юридическим лицом не доверяют. Экспорт в любую страну мира из Финляндии, как показала практика «Акустической заморозки», и проще, и менее затратен.

В компании планируют довести оборот до миллиарда долларов, поставляя оборудование крупнейшим в мире производителям продовольствия. Но пока «Акустической заморозке» удалось выйти на показатель примерно 28 млн рублей в год (оценка выручки за 2019 год). Без инвестора здесь не обойтись, и процесс его поиска для «Акустической заморозки» стал уже рутиной. Компания сама себя оценила в 60 млн евро и готова продать 10–15% акций. Как пояснил Балаболин, эта оценка бизнеса учитывает экономический эффект для клиентов: «Если акустически замороженная семга аналогична свежей, то крупнейшим производителям на Фарерских островах нет смысла хранить ее на льду. Им дешевле будет ее заморозить и сэкономить миллионы долларов». Дмитрий Балаболин рассчитывает на зарубежных инвесторов, несмотря на сложное, по его мнению, отношение к россиянам на Западе: «Могут спускать на тормозах любые переговоры. С нами работают не благодаря, а вопреки тому, что мы русские. Просто в мире больше нет компании, которая может сделать так, чтобы замороженная рыба была лучше, чем свежая». В 2020 году компания вышла в финал Европейского акселератора EIT FAN 2020.

На российском рынке, как решили в «Акустической заморозке», нет ни достаточно крупных компаний — производителей замороженного продовольствия, ни собственно инвесторов. Сейчас проект прибылен и может развиваться на собственные средства и деньги учредителей, утверждает Балаболин.

Можно подвести итог: ситуация на российском рынке такова, что большинство технологических проектов не имеют больших шансов найти профессиональных инвесторов. Если они работают на рынке b2c, им мешает низкая покупательная способность россиян. Если на рынке b2b — неразвитость высокотехнологичного бизнеса, который может быть заинтересован в инновациях (за исключением небольшого числа госкорпораций, которые не могут помочь всем). А выход на зарубежные рынки для большинства закрыт по многим причинам — от отсутствия оригинального конкурентоспособного продукта, неумения работать на рынках зарубежных стран и общаться с иностранными инвесторами до отсутствия денег на программы международной экспансии. Будучи запертыми на локальном рынке, молодые технологические бизнесы увеличивают свои шансы очень быстро растерять конкурентные преимущества, если они даже и имеются у них на старте: в мире много компаний, которые уже делают или начнут в ближайшей перспективе делать похожий продукт и совершенствовать его, получая необходимую обратную связь от потребителей.

Вам будет интересно  В 30 лет Александр Герчик стал миллионером. Советы новичкам, как заработать на бирже, начав со $100

Топ-5 самых привлекательных инвестиционных ниш в ИТ в 2020 году

Кирилл Булгаков

Глобальная атмосфера неопределенности, связанная с пандемией, привела к снижению активности венчурных инвесторов. По оценкам KPMG, объем глобальных венчурных инвестиций упал с $65,6 млрд в четвертом квартале прошлого года до $61 млрд в первом квартале нынешнего, а количество сделок при этом сократилось на 27% (5820 vs 4260). Последний раз показатель был настолько низким почти 7 лет назад — в третьем квартале 2013 года.


Восстановление рынка происходит медленными темпами. Так, в период с апреля по июль компании с венчурным капиталом собрали суммарно $62,9 млрд за 4502 сделки — по-прежнему удручающе мало. Тем не менее, несмотря на очевидную осмотрительность и осторожность венчурных инвесторов, глобального коллапса не предвидится. В первые месяцы года было совершено 5 мегасделок, сумма каждой из которых превышала $1 млрд. Waymo — в прошлом проект беспилотных автомобилей от Google — привлек $2,25 млрд, а Generate Capital получила $1 млрд на развитие инфраструктуры возобновляемых источников энергии. Помимо этого, процветали другие ниши: финансы, B2B-производительность, аэрокосмические разработки, развлечения, сетевое управление.

На общем фоне снижения объемов длинных денег, в условиях эпидемиологического и экономического кризиса, пять отраслей по-прежнему оставались «на коне».

Телемедицина

Постоянно растущие расходы на здравоохранение, а также увеличение количества хронических проблем со здоровьем стали катализатором развития и роста сектора медицинских технологий в последние годы. Например, в США наблюдается постоянное увеличение количества сделок в нише с 2013 года, по оценкам PitchBook . Пандемия лишь усилила тренд, повысив инвестиционную привлекательность вложений в телемедицину. Согласно отчету инвестиционной фирмы Startup Health , суммарный объем финансирования в этом сегменте в первой половине 2020 года составил $9,1 млрд, что на 19% больше, чем за аналогичный период предыдущего года. При этом сумма чеков превышает показатели 2019 года на 19% в посевных раундах (seed rounds) и на 18% — в раундах серии B. Крупнейшими сделками в Европе в первом квартале текущего года стали:

● Стокгольмский KRY — один из крупнейших провайдеров Европы в сфере цифровой медицины, который получил $155,9 млн;
● Лондонский LumiraDx — платформа для диагностики пациентов, которая привлекла $151,8 млн.

Некоторые проекты в сфере диагностики и телемедицины недавно пополнили список единорогов CB Insights. Так, Lyra Health — цифровая платформа, которая соединяет пациентов, нуждающихся в лечении ментального здоровья, и специалистов — оценивается в $1,1 млрд. Такая же стоимость у новоиспеченного единорога Sema4 — компании, занятой в развитии диагностики, лечения и профилактики заболеваний.

Life sciences — биологические науки

Сектор Life Sciences привлек почти $23 млрд венчурных инвестиций в прошлом году. Суммарное количество сделок составило 1659. В этом году их количество не поражает — за первый квартал было только 366, по данным отчета Venture Monitor, но объем инвестиций при этом превысил $7 млрд. Если тренд сохранится до конца года, то финальный показатель может побить предыдущий.

Инвестиции в нишу во многом были сфокусированы на поиске вакцины от коронавируса. Британская организация The Coalition for Epidemic Preparedness Innovations вложила почти $24 млрд в компании с соответствующей специализацией. Среди них такие, как Novavax (сотрудничает с Оксфордским университетом), Moderna и Inovio Pharmaceuticals. Кроме того, европейская комиссия выделила $89 млн в марте немецкой компании CureVac на масштабирование производства потенциальной вакцины от COVID-19.

Один проект из этой сферы даже вошел в топ-10 крупнейших венчурных сделок в Европе в первом квартале 2020-го: Immunocore — разработчик биологических препаратов для лечения рака, инфекционных и аутоиммунных заболеваний, который получил $168,5 млн.

ПО для бизнеса

Гибкий рабочий график и удаленная занятость были на повестке дня еще до пандемии. Однако практики социального дистанцирования заставили бизнес-сообщество адаптироваться к цифровому офису еще быстрее. Многие считают, что гибкое рабочее пространство стало новой нормальностью: с этим согласно 74% респондентов опроса PRNewswire. Это значит, ПО для удаленного офиса, а также его обслуживание, будут оставаться в топе ИТ-трендов в ближайшие годы.

Пик венчурной активности в нише пришелся на прошлый год: инвестиции составили почти $30 млрд. Лидером по привлечению инвестиций в первом квартале 2020 года на европейском рынке стала компания AppsFlyer — платформа для мобильных аналитических SaaS-решений в сфере маркетинга (SaaS mobile marketing analytics and attribution platform). Она получила $210 млн на этапе финансирования D. Наиболее востребованными сегментами являются корпоративные SaaS-решения (ПО для бизнеса как услуга) и кибербезопасность. Они входят в шестерку направлений, которые собрали больше всех инвестиций на ранней стадии в США в 2020 году. Например, проекты по кибербезопасности активно вырывались в список единорогов в прошлом году: шесть компаний присоединилось к лидерам индустрии. Всего в список единорогов CB Insights включено 14 компаний в сфере кибербезопасности, три из которых вошли в него в этом году: Verkada стоимостью $1,8 млрд; SentinelOne — $1,1 млрд; Snyk — $1 млрд.

FinTech

Несмотря на то, что, по оценкам CB Insights, FinTech привлек на $7 млрд меньше венчурных инвестиций в 2019 году по сравнению с 2018-м, ниша вошла в топ-6 наиболее финансируемых направлений на ранних стадиях привлечения инвестиций в США в текущем году. Крупнейшие сделки второго квартала в США совершили:

● Stripe — электронная платежная система — самый дорогой стартап Силиконовой Долины, который повысил капитализацию до $36 млрд после привлечения $600 млн в последнем раунде;
● Robinhood — платформа для инвестиций в публичные компании и биржевые фонды на фондовых биржах США — привлекла $200 млн, после чего ее стоимость составила $11,2 млрд.

Не только американцы верят в ИТ-разработки для финансового сектора — это глобальный тренд. Например, латиноамериканские инвесторы также сфокусировались на FinTech-стартапах в первом квартале 2020 года. В Европе крупнейшей венчурной сделкой стал раунд в $500 млн, который закрыла лондонская платформа для обмена денег и управления финансами Revolut. А в тихоазиатском регионе Fintech-проект вошел в топ-10 по величине венчурных инвестиций: австралийский онлайн-банк Xinja привлек $160 млн от Dubai’s World Investments. Организация вложит еще $273 млн в течение ближайших двух лет.

FinTech занимается прочные позиции среди единорогов: 63 компании из 490 участников глобального рейтинга разрабатывают ИТ-решения для финансового сектора, согласно CB Insights. Stripe, который, как уже было упомянуто выше, оценивается в $36 млрд, входит в топ-5 самых дорогих единорогов. За этот год к «клубу стартапов» дороже $1 млрд присоединились семь проектов.

EdTech

Первый EdTech-стартап пополнил глобальный список единорогов только в 2015 году. Однако в последние пять лет эта молодая ниша постепенно становилась все более привлекательной для инвесторов. Драйвером роста онлайн-образования стала глобальная самоизоляция, в результате которой как дети, так и взрослые были вынуждены обучаться онлайн. Суммарный объем венчурных инвестиций в период январь‑июль 2020 года превысил $4 млрд. Это на $1,5 млрд больше по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, согласно оценкам Crunchbase. Проектов с мощной капитализацией в этом сегменте год от года все больше. Четыре компании присоединились к списку единорогов в EdTech за последние шесть месяцев:

● Quizlet — провайдер обучающих инструментов и приложений для учеников и учителей;
● Udemy — маркетплейс онлайн-курсов;
● Course Hero — обучающая онлайн платформа;
● Apply Board — международная платформа, которая помогает студентам найти образовательные учреждение в Канаде, США и Соединенном Королевстве.

В EdTech уверенно лидируют образовательные сервисы для детей. Так, китайская платформа для обучения школьников Yuanfudao недавно привлекла $1 млрд и теперь оценивается в $7,8 млрд. Дороже нее — только индийский единорог BYJU’S: мировой лидер детского цифрового образования с капитализацией $10,5 млрд. Есть основания полагать, что скоро отрыв увеличится. Компания русско-израильского миллиардера Юрия Мильнера, DST Global, планирует вложить $400 млн в проект в самое ближайшее время, что сделает его вторым самым дорогим стартапом в мире после Paytm — индийского приложения для мобильной оплаты стоимостью в $16 млрд.

Несмотря на то, что некоторые инвестиционные ИТ-тренды начали формироваться еще в предыдущие годы, пандемия и ее последствия — новые поведенческие шаблоны — дали очередной виток роста для многих отраслей. Телемедицина, FinTech, онлайн-образование и ПО для бизнеса стали еще привлекательнее для тех, кто готов вкладывать длинные деньги. Вероятно, эти ниши будут сохранять лидирующие позиции еще долгое время. Биологические разработки также продолжат занимать значительную долю венчурных инвестиций, однако, скорее всего, после того как вакцина от COVID-19 будет найдена, инвесторы станут фокусироваться на других направлениях.

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Наша страница в Facebook
Наши телеграмм-каналы:
Стартапы и технологии
Коронаэкономика

Что такое стартап (реальные примеры) — отличия и инвестиции . В чем отличие стартапа от обычного бизнеса? Основная суть и принципы. .

Что такое стартап

С лово стартап в последние десятилетия стало синонимом прорыва, неразрывно связано с новыми технологиями. Хотя ранее у стартапа был другой синоним, название – гаражный бизнес. Оно отражает историю Паккарда и Хьюлетта, случившуюся в далёком 1939 году. Именно тогда два студента так назвали свой проект. Start up – начинать, запускать. Он оказался успешным: продукция HP окружает нас и сегодня.

В Россию уже давно пришло понятие стартап, но не так давно оно обрело массовую популярность. Сегодня есть много книг, сайтов, тусовок на тему стартапов.

Что такое стартап?

Стартап или стартап-компания (от англ. start-up — запускать) — это тип бизнеса, направленный на получение дохода путем реализации принципиально новой идеи.

Термин стартап стал популярным во времена пузыря доткомов, когда было создано большое количество интернет-компаний, занимающихся новейшими технологиями и предоставлении услуг, которые ранее не существовали. Новые проекты в отраслях высоких технологий часто называют хайтек-стартап.

Термин стартап применяется для всех отраслей экономики. На примере сферы информационных технологий и интернет-проектов, в IT стартапами называют новые компании, только появляющиеся или планируемые к созданию.

IT-стартапы не привязаны к агрессивным маркетинговым и пиар-методам, направленным на быструю раскрутку фирмы. IT-стартапы могут создаваться на длительный срок и с большим сроком выхода на рынок (к примеру, создание продукта в течение двух лет и только после этого выход на рынок и продвижение).

Что такое стартап простыми словами

В отличии от обычного бизнеса который человек только открывает, стартап имеет инновационную основу, т.е. открывается бизнес который ранее не существовал вообще.

Стартап простыми словами — это бизнес, который ранее никогда не существовал. Идея любого стартапа заключается в новизне, новом продукте, новой технологии, в том, чего раньше не было в мире.

Отличия стартапа от бизнеса с нуля

Любой бизнес — это повторение существующих основ, пусть даже с уникальным торговым предложением (УТП). Это еще одна кофейня, магазин, производство трубы или еще одна услуга по установке окон.

Отличие стартапа от бизнеса в том, что это принципиально новая услуга или товар, которой ранее не существовало.

Еще хотел бы добавить, что стартап отличается от обычного бизнеса тем, что практически сразу имеет инвесторов, т.е. инвесторы вкладывают деньги в компанию не в тот момент, когда она уже успешно работает, а только в самом начале её зарождения. Стартап основывается на идеях, и именно в эти идеи и инвесторы вкладывают деньги.

Основные идеи для стартапа находятся в сфере IT. Поэтому применение технологий в новой бизнес-модели важно. Даже в традиционных отраслях медицины или сельского хозяйства могут применяться высокотехнологичные идеи.

Новые проекты развиваются куда быстрее. Если идея заинтересовала пользователей, то буквально за год компания превратится в лидера и достигнет внушительных размеров.

Извлекать прибыль не всегда планируется сразу. Но из-за быстрого масштабирования, предприятие может за короткое время получить гигантские показатели.

  • При применении готовых идей получение дохода закладывается с первого же дня.
Вам будет интересно  Как привлечь инвестиции в Америке: 10 критериев для стартапа

Владельцы обычного бизнеса с нуля реже обращаются к крупным инвесторам и заемным средствам. Как правило, уже существующие идеи неинтересны венчурным фондам и бизнес-ангелам. Они не сулят больших прибылей. Перспективные же стартапы могут принести значительный доход при не самых крупных вложениях.

В дополнение, посмотрите видео о том, что такое стартапы и какова их суть:

Питер Тиль, основатель Pay Pal, удачно характеризует стартапы, как не просто инновационные идеи, а технологии. Все успешные стартапы основываются на инновационных технологиях, на сервисах, услугах или продуктах, которых раньше не существовало вообще. Те стартапы которые просто трансформируют какую-то идею, улучшают существующие продукты и подобное, на 99% обречены на провал.

Резюме

Стартап — это всегда монополия, так как второго такого бизнеса быть не должно.

Есть классификация стадий развития стартапов, согласно которой стартап проходит в своём развитии 5 стадий: посевную стадию (seed stage), стадию запуска (startup stage), стадию роста (growth stage), стадию расширения (expansion stage) и стадию «выхода» (exit stage).

Сейчас большинство стартапов связаны с интернетом, все идеи и изобретения касаются интернета, так как сам по себе интернет требует мало затрат при том что рынок без границ.

Если подытожить вопрос что такое стартап, это открывающаяся с нуля компания с инновационной идеей при поддержке инвесторов.

Большинство стартапов рассчитаны на скорейшую реализацию и являются не крупными бизнесами, к примеру это может быть просто маленькое приложение или сервис для пользователей мобильного телефона. Всемирно известная компания Apple когда то тоже была стартапом, а сегодня она сама ежегодно покупает стартапы на сумму более чем 1 миллиард долларов. Почти каждый день в новостях можно встретить как Apple покупает какой то новый стартап. Google недавно купили украинский стартап Viewdle за 50 млн долларов, Viewdle занимается разработкой технологий распознавания лиц и объектов, которые широко используются в поисковых сервисах. Компания Google уже использовала разработки украинских программистов, запустив в прошлом году поиск по изображениям.

Краткая история стартапов

Чтобы лучше понять что такое стартапы обратимся к источникам. Впервые термин «стартап» появился в США в 1939 году. Тогда вблизи города Сан-Франциско, в долине Санта-Кларе (Калифорния), сконцентрировались почти все предприятия и фирмы, занимающиеся разработками в сфере высоких технологий. В те времена студенты Стэнфордского университета Дэвид Паккард и Уильям Хьюлетт, создавая здесь свой небольшой проект, назвали это дело стартапом. Со временем этот стартап перерос в такую огромную и успешную компанию Хьюлетт-Паккард.

Что такое стартап

Как только инвесторы осознали перспективы новых идей, в которые можно вложить небольшие деньги и стать миллионерами, стартапы стали все более популярны.

Как я уже говорил, стартап основывается на инновационной идее, и в самом начале она может показаться всем просто безумной и никому не нужной. Просто пример подобного успешного стартапа – Twitter. Идея была в чате и общении сообщениями в максимум 140 символов. Сегодня каждый пользователь интернета знает что такое Twitter, даже если им не пользуется.

В Америке в слово стартап вкладывают большой смысл, они подразумевают под этим словом не просто новый сайт (продукт) с оригинальной идеей, а фирму которая делает этот сайт(продукт), команду людей, штат сотрудников… Ведь если сравнивать то зарубежный интернет в корне отличается от русскоязычного. У нас все сайты как правило делает один человек, как мой блог например. Я установил движок, установил дизайн, сделал настройки, написал статьи… все сам. Стартапы делаются на более профессиональном уровне – один человек пишет статьи в эту рубрику, другой в другую, третий занимается версткой, четвертый СЕО, пятый рекламой и так далее. В итоге каждый из них делает свою часть максимально грамотной и эффективной.

Крупные корпорации и большие фирмы из-за своих огромных масштабов не могут себе позволить быстро решать проблемы в некоторых областях, быстро реагировать на некоторые потребительские запросы и прочее. Малый бизнес всегда считался более «быстрым» и «поворотливым». Благодаря этому стартапы и имеют успех, и поэтому их покупают крупные корпорации.

Вот пример подобного случая

Yahoo! приобрело стартап (мобильного агрегатора новостей Summly) у 17-летнего парня за $30,000,000! Summly – необычное приложение под iPhone. Программа помогает пользователям быстро искать новости по заданным темам, используя некоторое ноу-хау и искусственный интеллект — сжимая произвольную статью в резюме до 400 знаков, подбирает подходящие и привлекательные картинки для оформления на экране мобильного устройства. Сервис получил от компании Apple награду Best Apps of 2012 в категории Intuitive Touch. По словам создателя, более чем 90 миллионов резюме статей было прочитано за первые 8 месяцев работы, когда официально вышло приложение.

Что такое стартап для инвесторов

Стартап это всегда риск. Но самые большие прибыли всегда приносят только рискованные проекты и «темные лошадки».

Успех стартапов обуславливается возрастом основателей. По статистике их возраст 20-25 лет, возраст когда человек имеет высшие идеалы, упорство и желание работать, а самое важное – это возможность это делать, так как у большинства в этом возрасте нет семьи, детей и есть много времени и сил.

Стартап всегда начинается с команды. Редко когда стартап тянет один человек. Как правило это группа студентов, друзей или партнеров. Работают по принципу как я описал выше пример с сайтом. У слаженной команды с огромным запасом времени, сил, желания, креатива, знаний и финансовой поддержки со стороны инвесторов много шансов на успех.

Один из простых способов инвестировать в успешный стартап — это купить их акции на стадии IPO (выхода на биржу). И это можно сделать через профессионального брокера Just2Trade — это европейский брокер от ФИНАМ, который позволяет выходить на реальные рынки минуя статус квалифицированного инвестора. У этого брокера можно покупать более 30 000 акций компаний, государственные и частные облигации более 12 государств, торговать более 5000 фьючерсами и 30 000 опционами. И это ещё не всё. Но вернемся к стартапам.

Выход стартапа на биржу говорит о том, что это уже успешная компания, которая имеет все шансы на дальнейший успех и бурное развитие.

Вы можете продать акции через пару дней после покупки на пике роста популярности, или же оставить их в портфеле на много лет и получать дивиденды. Just2Trade выводит на реальный фондовый рынок, например, вы можете купить акции здесь, а продать через другого брокера. Менять брокера нет смысла, но показывает, что это настоящий брокер.

Инвестиции в стартапы

Когда люди начинают понимать что такое стартапы, какие прибыли они могут сулить, у многих появляется желание инвестировать в них. В Америке и Европе стартапы были давно популярны. В России стартапы тоже уже давно стоят «на потоке». Существуют много разных бирж стартапов, сервисов по поиску стартапа и еще более по их созданию. Существуют так же компании которые ждут предложений и сами разыскивают стартапы, так молодой компании с новой идеей стоит всего лишь описать свой план, свою идею в определенной форме и разослать ее по подобным биржам и ожидать своих инвесторов.

Инвестиции в стартапы это венчурные инвестиции, высоко рискованные и быстро окупаемые. Кроме венчурных инвесторов, в стартапы инвестируют Бизнес-Ангелы, так называют частных инвесторов в новые компании, которые осознано идут на 100% риск ради идеи и веры в успешную реализацию. Бизнес-ангелы не вмешиваются в работу компании и не ждут быстрой окупаемости, их цель – долгосрочное инвестирование.

Как бы это смешно не казалось, но родственники и друзья – это тоже основные инвесторы стартапов. В России они заполняют эту долю на половину, в мире – на третьем месте.

Также существуют большие венчурные фонды, которые инвестируют в стартапы средства своих вкладчиков. Стартапы могут быть по планам большими и маленькими с необходимым для старта капиталом в 100 или 1000000 долларов.

К примеру стартап «Надпись на песке» — онлайн-сервис, который позволяет заказать в подарок какую-нибудь памятную надпись на песке любого из пляжей мира. Стартовый капитал: $100

Или стартап “Социальный будильник” — бесплатный сервис, с помощью которого можно заказать себе звонок-“будильник” или разбудить кого-нибудь самому. Стартовый капитал: $100 000

Студент и владелец небольшой компании по разработке сайтов, с трудом заставлял себя вставать по утрам. Но когда ему звонили с неизвестных номеров, он моментально поднимался, думая, что это новый клиент. Так появилась идея о том, что звонки от незнакомцев – эффективные будильники.

В самом начале команда стартапа состояла из пяти человек. Разработка сервиса велась практически 24 часа в сутки, ребята были так увлечены, что почти не спали. Стартовым капиталом были собственные средства команды. Расходовались они в основном на зарплату сотрудникам и на телеком. На рекламу стартапа не было потрачено ни рубля. После того как было решено поучаствовать в конкурсе стартапов, появился первый бизнес-ангел. Он инвестировал в проект $500 000.

Сегодня все крупные интернет компании и не только инвестируют в стартапы. Это и Яндекс, и Гугл, Уоренн Баффет…

Каждый инвестор стартапа должен понимать риск, так как инновации не всегда приживаются и не всегда их правильно продают. Часто бывает так, вроде идея хорошая, и сам бы этим пользовался, но почему-то не пошло… Или наоборот, какая то бредовая идея собрала много денег, к примеру стартап Звезда Смерти, который собрал £328,613 и продолжает набирать обороты. СтартапПо мнению авторов проекта, перед человечеством все еще стоят угрозы, которые можно решить только созданием орбитальной боевой станции. Начальная цель проекта — собрать £20 000 000. Этой суммы должно хватить на «разработку подробных чертежей и закупку достаточного количества металлической сетки, чтобы надежно прикрыть вентиляционную шахту главного реактора станции». Конечной целью проекта заявлен сбор тех самых $850 000 000 000 000 000, однако цифра может быть пересмотрена в сторону уменьшения, поскольку при строительстве обещали, по возможности, использовать программное и аппаратное обеспечение, распространяющееся на бесплатной основе. Самое потрясающее, это то что сейчас существует примерный чертеж Звезды Смерти и он выложен на официальном сайте проекта, выглядит он так —

Стартап

Как известно, администрация президента США Барака Обамы отклонила петицию о создании «Звезды смерти». Напомним, что петицию о начале строительства подписало 34435 человек)))

Стартапы стали целой индустрией, огромным инвестиционным сектором. Интерес к этому не будет угасать, а только расти, как к всему новому и новым идеям авторов и основателей компаний. Но чтобы понимать полную картину, надо сказать что по статистике 70% стартапов прекращают свою работу уже в первый год и успешными становятся только 5-10% компаний. Но именно эти 5-10% дают огромную прибыль своим инвесторам, которая может с легкостью перекрыть убытки неудачных вложений.

Если не смотреть на патриотичность, то я бы сказал что наш рынок не дорос еще до таких масштабов как американский и местами европейский, у нас бы никогда люди не скинули 328 тысяч фунтов на Звезду Смерти, и другие проекты, поэтому если инвестировать в стартап, я бы посоветовал вам обращать внимание на американские компании, так как они могут оказаться наиболее экономически выгодными. У этой сферы инвестирования нет определенных законов и правил, каждый стартап нужно рассматривать в отдельности как отдельную сферу, идею, компанию. Инвестиции в стартапы в первые 5-7 лет не могут быть вашим основным источником доходов, если ваши инвестиции не будут начинаться с 10 миллионов и в успешные стартапы. А если у вас есть оригинальное решение какой-либо бытовой проблемы или технической, или идея создания инновационного сервиса или продукта, вы сами можете сделать свой стартап!

Стартап инфографика

Стартап

Венчурные инвестиции США, Европы и Украины с Россией:

Статистика стартапов

Самые перспективные отрасли для создания стартап-проектов в ближайшие пять лет:

Источник https://sk.ru/news/net-proryvov-v-svoem-otechestve/

Источник https://www.if24.ru/top-5-investitsionnyh-nish-v-it/

Источник https://pammtoday.com/chto-takoe-startap.html

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан.