Главная / Законодательство / Чем Узбекистан привлекает и; отталкивает инвесторов?
Опубликовано: 8 декабря 2021

Чем Узбекистан привлекает и; отталкивает инвесторов?

Закон об иностранных инвестициях в узбекистан

Каковы риски и перспективы для инвестиционной привлекательности Узбекистана, разъясняет аналитик консалтинговой компании Leverage Исфандиер Ахмедов.

Аналитик консалтинговой компании Leverage Исфандиер Ахмедов рассматривает экономическую ситуацию в Узбекистане глазами иностранного инвестора: страна улучшает позиции в международных рейтингах, но на практике либерализацию пока еще сдерживают административные оковы, рынок ценных бумаг остается неразвитым, а влияние государства на экономику слишком велико.

Каковы риски и перспективы для инвестиционной привлекательности Узбекистана, эксперт пишет специально для Spot.

Исфандиер Ахмедов

Аналитик консалтинговой компании Leverage

Зачем инвестировать в Узбекистан? Сегодня этим вопросом задается не только внешний, но и свой внутренний инвестор.

90-е канули в лету, однако вопрос грамотной «упаковки» инвестиционной привлекательности страны остается актуальным. Несмотря на все старания властей и шаги по либерализации внутреннего рынка, множество интересных инвестиционных и стартап-проектов буксуют на этапе анализа и экспертизы.

Туманные индексы развития

Оценка качества инвестиционного климата должна фокусироваться на способности зарубежных и местных компаний войти на конкретный рынок (отрасль), организовывать деятельность (провести операции), получить доступ к финансированию и выйти на окупаемый уровень рентабельности.

В мировом экспертном пространстве достаточно всевозможных индексов и показателей, оценивающих качество и легкость ведения коммерческой деятельности в той или иной стране, однако некоторые из них не актуальны.

Так, например индекс свободы ведения бизнеса EADB и его показатели, оцениваемые Всемирным банком в ежегодном докладе Doing Business, отражают лишь юридическую оценку, которая выстроена таким образом, что улучшение/ухудшение показателя одной страны приводит к изменению индекса по другим странам, где наблюдается стабильность в оцениваемых параметрах.

Узбекистан занимает 76-е место среди 190 стран мира в рейтинге Doing Business, в том числе 12-е место по показателю «Регистрация предприятий». Улучшения коснулись показателей легкости открытия предприятия, регистрации собственности, уплаты налогов, защиты миноритариев, получения кредитов и трансграничной торговли.

Более-менее объективным можно считать Индекс глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index, GCI) в рамках доклада Всемирного экономического форума Global Competitiveness Report, который объединяет результаты опроса руководителей компаний и количественные данные.

GCI оценивает институциональную основу внутреннего рынка, его инфраструктуру, макроэкономическую и деловую среду, здравоохранение и образование, профессиональную подготовку кадров и качество рынка труда, эффективность товарных и финансовых рынков, технологическую готовность, механизмы внедрения инноваций и многое другое. Однако, к сожалению, Узбекистан в настоящее время в этот индекс не включен.

Вместе с тем, за последние годы Узбекистан получил суверенные кредитные рейтинги авторитетных рейтинговых агентств Fitch и Standard&Poor’s на уровне «BB-» со стабильным прогнозом, что оценивает степень готовности государства своевременно и в полном объеме выполнять свои финансовые обязательства. Это также позволило в феврале успешно разместить пяти- и десятилетние еврооблигации на общую сумму $1 млрд.

Кроме того, Всемирный банк в своем последнем бюллетене называет прогресс реформ в Узбекистане «впечатляющим» и прогнозирует, что к 2021 году экономический рост республики достигнет 6% при условии поддержки рыночных реформ.

Однако, по нашему мнению, международные финансовые институты лишь ведут привычный дискурс, который они используют по отношению к странам, ранее проявлявшим осторожность во внешних заимствованиях. Вместе с тем общая картина социально-экономической жизни республики всё же отражает иные реалии.

Либерализация в административных оковах

Начавшаяся в 2017 году амбициозная программа либерализации, беспрецедентная для современной истории Узбекистана, выглядела многообещающе. Были поставлены задачи обеспечить открытость всех сфер жизни общества и построить конкурентоспособную рыночную экономику.

Однако содержание социальной и экономической политики не соответствует тому образу, в котором нас представляют иностранным инвесторам. Нужно умерить амбиции и понять, что иностранный инвестор не придет только на основе того, что об Узбекистане говорят по телевизору, что он размещает евробонды на европейском рынке и берет кучу займов у международных организаций.

Проведение эффективной фискальной политики? Поспешные шаги в утверждении новой редакции Налогового кодекса ни к чему хорошему не привели. Бизнес просто не принял условия, которые ему навязали, и ушел в тень. Разрабатывается новый Налоговый кодекс, и что делать бизнесу и населению с этой информацией? НДС снижен с 20 до 15%, но базовая ставка налога на прибыль юридических лиц повышена до 15%.

Неопределенность в налоговой и таможенной политике приводит к тому, что бизнес уклоняется от уплаты налогов — этому виной расширенный ранее перечень плательщиков НДС с дифференцированными ставками и непонятным механизмом исчисления.

Риски нехватки оборотных активов и неравные и необъективные налоговые условия — вот от чего убегает бизнес при такой фискальной политике, не говоря уже о кредитной, с «дорогими деньгами».

В законах не определено понятие и размер потребительской корзины и прожиточного минимума, что ставит в неопределенное положение и простых граждан, которые по текущей версии Налогового кодекса даже лишились не облагаемого налогом размера дохода (ранее он составлял 1 МРЗП).

Ускорение процессов перехода страны к конкурентной рыночной экономике? Рынок конкурентен только в том случае, когда в экономической структуре государственное участие минимально. В нашем же случае всё сводится к косметическим изменениям в монопольной позиции государства даже в отраслях, не относящихся к стратегическим.

Несмотря на все старания властей по реализации госпакетов акций среди бизнеса и иностранных инвесторов, институциональная доля государства в экономике всё же остается достаточно высокой. Высоки риски экспроприации (потери участия в бизнесе, в том числе за счет размытия доли).

Вам будет интересно  Надежные инвестиции в интернете

Укрепление системы социальной защиты населения? Смешные по нынешним меркам размеры социальных выплат не позволят прожить и месяца не то что социально уязвимому, а даже обычному гражданину. На данном фоне популяризация предоставления населению госуслуг просто меркнет. Гражданам нужны не только и не столько услуги, а реальная защита со стабильными доступными ценами и тарифами, гарантиями материальной поддержки.

Развитие частного сектора и поддержка предпринимательства? В последнее время мы так увлеклись либерализацией, что забыли о малом бизнесе, который на фоне неопределенности в налоговой политике и дорогостоящих кредитов теряет необходимые условия для развития.

Высоки риски вернуться к ошибке прежних лет, когда значительная часть бизнеса не имеет достаточных стимулов для выхода из теневой экономики.

К тому же сокращение дисперсии малого бизнеса и индивидуального предпринимательства в экономической структуре и упор на финансирование кредитными институтами страны предпочтительно крупных проектов повышает риски экономической рецессии в среднесрочной перспективе.

Повышение эффективности использования ресурсов? В стране нет эффективной системы удовлетворения спроса на сырьевые ресурсы и материалы, которая бы препятствовала появлению монополиста.

Например, порядки, которые были внедрены на Товарно-сырьевой бирже по некоторым видам активов, просто абсурдны. Забирает весь торгуемый лот сырья или материалов тот покупатель, который предлагает на торгах наивысшую цену. А что делать остальным? Естественно, они будут покупать у того же поставщика с большей наценкой — из-за отсутствия времени и альтернатив.

Немного официальной статистики

По данным Центробанка Узбекистана, чистый приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в 2018 году составил $624 млн, что в три раза меньше по сравнению c 2017 годом.

Такое снижение обусловлено увеличением объемов «возвращающихся» инвестиций в рамках соглашений о разделе продукции, которые составили $1 млрд в 2018 году ($524 млн в 2017 году). Значительные объемы средств в 2017 году были направлены иностранными инвесторами на строительно-монтажные работы по организации добычи минеральных ресурсов.

Квартальная динамика прямых иностранных инвестиций, млн долларов США

Источник: Центральный банк

Объемы чистых портфельных инвестиций иностранных инвесторов увеличились с $3 млн в 2017-м до $13 млн в 2018-м. Чистый приток прямых иностранных инвестиций в I квартале 2019 года составил $198 млн, что в два раза меньше прошлогоднего показателя за тот же период. Это обусловлено увеличением объемов репатриации по инвестициям в рамках соглашений о разделе продукции (СРП).

При этом чистый рост инвестиций в акционерный капитал, за исключением СРП, составил $158 млн, что на 60% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Повторное инвестирование доходов иностранными инвесторами в I квартале 2019 года выросло на 6% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Резкий рост объемов портфельных инвестиций на $1 млрд связан с успешным размещением еврооблигаций в начале текущего года.

Иностранные прямые и портфельные инвестиции, млн долларов США

Источник: Центральный банк

Эта статистика не раскрывает полной картины привлечения и освоения ПИИ. Так, по данным Министерства инвестиций и внешней торговли, по итогам I квартала освоено $783,3 млн ПИИ. По сравнению с аналогичным периодом 2018 года ($325,8 млн) рост составил $457,5 млн, или 2,4 раза.

Еще один индикатор инвестиционной активности — количество предприятий с иностранными инвестициями. Так, по данным Госкомстата, на конец первого полугодия таких предприятий 9014. За полугодие их стало больше на 19,2% при том, что за весь 2018 год рост составил 37%. Преобладают здесь субъекты Российской Федерации, Турции, КНР, Казахстана и Кореи.

Динамика прямых иностранных инвестиций

Рост ПИИ более чем в два раза наблюдается в металлургической отрасли (2,4 раза к периоду 2018 года), текстильной отрасли (2,7 раза), производстве продовольственных товаров (3,1 раза) и фармацевтической отрасли (6,3 раза). Необходимо отметить и рост в сфере проектов регионального подчинения — объемы ПИИ в регионы увеличились в четыре раза по сравнению с показателями 2018 года.

Инвестиционный потенциал Узбекистана

Ключевые факторы, привлекающие иностранные инвестиции в страну:

  • богатые и диверсифицированные природные ресурсы (газ, золото, хлопок, гидроэнергетическая ресурсная база);
  • социально-политическая, макроэкономическая и финансовая стабильность;
  • сравнительно низкий уровень госдолга и комфортные валютные резервы;
  • амбициозная государственная инвестиционная программа;
  • масштаб емкости внутреннего рынка с населением в 33 млн;
  • стратегическое географическое положение между Китаем и Европой.

В целом Узбекистан обладает преимуществом макроэкономической стабильности, которая в сочетании с текущими реформами открывает возможности в различных секторах экономики, будь то финансовые услуги, строительство или туризм. Инвестиционный потенциал на период следующих десяти лет, по мнению Boston Consulting Group, достигает $65 млрд, из которых на несырьевые отрасли приходится до $20 млрд.

Не в полной мере реализован инвестиционный потенциал таких традиционных для иностранных инвестиций отраслей, как топливно-энергетическая, горнодобывающая, сельское хозяйство и текстильное производство.

Также имеется значительный потенциал развития в относительно новых для Узбекистана секторах — финансово-банковском секторе, строительстве, телекоммуникациях и туризме.

При текущих низких процентных ставках в странах с развитыми рынками капитала Узбекистан с его быстрорастущим рынком, возможностью получения более высокой доходности выглядит привлекательным для иностранных инвесторов. Имеющиеся риски несут также в себе большие возможности.

Некоторые проблемы и прогресс

Вместе с признанными достижениями в сфере инвестиций сохраняется немало проблем и объективно трудных задач, требующих адресного решения.

Так, по сей день предприниматели сталкиваются с бюрократическими проволочками, особенно в части получения разрешений на строительство, регистрации собственности и внешнеторговых операций.

Несмотря на значительное улучшение своих позиций в мировых рейтингах, по индексу свободы ведения бизнеса Doing Business в 2019 году наша страна уступает таким торговым партнерам, как Россия, Казахстан и Кыргызстан, не говоря уже о развитых странах. В связи с этим президент утвердил дорожную карту по достижению как минимум 20-го места в рейтинге свободы ведения бизнеса к 2022 году.

Вам будет интересно  Закон об инвестициях рк – Финансовый обозреватель

Сравнение индикаторов постсоветских стран с более высоким рейтингом — Грузия (6-е место), Азербайджан (25-е место) и Казахстан (28-е место) — демонстрирует, по каким направлениям мы отстаем.

Источник: Doing Business

Так, при относительно высоких показателях индикаторов «Регистрация предприятий» и «Подключение к электроснабжению» для улучшения общего рейтинга Узбекистану необходимо улучшить остальные показатели.

Нужно сократить количество, стоимость и сроки разрешительных процедур при строительстве, экспорте-импорте, повысить эффективность нормативно-правовой базы и качество судопроизводства при разрешении (урегулировании) неплатежеспособности предприятий. Также необходимо дальнейшее укрепление защиты прав миноритарных акционеров.

Несмотря на меры по увеличению доли частной собственности, сохраняется доминирующая роль госпредприятий в структуре производства ВВП, что негативно влияет на конкуренцию и отраслевую эффективность, в том числе в таких ключевых секторах, как энергетика, автопром, авиация, химическая и горнодобывающая промышленность.

Отечественный рынок ценных бумаг остается неразвитым, что препятствует привлечению через его механизмы и инструменты необходимых ресурсов для финансирования развития национальной экономики.

На фоне политики «дорогих денег» и отсутствия альтернатив такая ситуация приводит к неоправданному завышению кредитного потенциала рынков и росту спроса на кредитные ресурсы банков. Результат — рост себестоимости производства и повышение потребительских цен на внутреннем рынке.

Возвращаясь к мнению экспертов Boston Consulting Group — основными рисками для инвестиционной привлекательности страны они считают:

Зависимость Узбекистана от соседних стран

  • Внутренняя нестабильность соседних государств потенциально может стать замедляющим фактором для развития.
  • Узбекистан не имеет выхода к морю и окружен странами, которые тоже не имеют выхода к морю, — это требует развития эффективной инфраструктуры и логистической системы.
  • Слабая диверсификация портфеля торговых партнеров: крупнейшие из них — Китай, Россия и Казахстан с общей долей в 45% от объемов внешней торговли страны.
  • Возможный негативный эффект от замедления экономического роста в Китае или России.
  • Сильная зависимость от отношений с соседними странами, через которые пролегают транзитные маршруты в Россию и Китай.

Возможные изменения в миграционных тенденциях

  • Резкий рост безработицы и угроза социальной нестабильности в результате возвращения трудовых мигрантов из-за смены миграционной политики в странах их пребывания.

Быстрые изменения в регуляторной сфере

  • Риски, связанные с принятием недостаточно проработанных законодательных актов.

Неопределенность и нестабильность цен на электроэнергию и энергоносители

  • Риск социальной напряженности из-за повышения цен, особенно среди неблагополучных групп населения с низкими доходами.
  • Инфляционные риски либерализации цен на фоне одновременной банковской реформы, которая призвана увеличить денежную базу.

В заключение хотелось бы отметить, что инвестиционный климат в Узбекистане, безусловно, улучшается. Повышается открытость страны, признаются трудности и проблемы, предпринимаются конкретные шаги по их преодолению. Растет интерес со стороны иностранных инвесторов, в том числе институциональных.

При условии сохранения темпа реформ, в том числе по либерализации финансового рынка, интеграции в мировые рынки капитала и созданию действенной системы защиты прав собственности, Узбекистан в ближайшем будущем может стать весьма привлекательной страной для инвестирования.

Ранее о своем опыте руководства компанией и ведения переговоров в Узбекистане специально для Spot рассказывал специалист по инвестициям и развитию глобального бизнеса Николас Гилани.

Как Узбекистан будет привлекать иностранный капитал в условиях мировой рецессии

Узбекистан начал переход к политике форсированных инвестиций. Трёхлетняя инвестиционная программа до 2022 года рассчитана на привлечение более $35 миллиардов извне. Страна с одной из самых быстрорастущих экономик в СНГ предлагает инвесторам вкладывать активы не только в промышленность, но и в энергетику, фармацевтику, коммуникации, ретейл. Kursiv Research узнал, какими бизнес-возможностями и рисками может представиться Узбекистан иностранным инвесторам.

Скачок 2019-го

По итогам прошлого года Узбекистан вошел в топ-5 стран с переходной экономикой, получивших самый большой объём прямых иностранных инвестиций (ПИИ).

Такие данные были опубликованы в докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД) «Мировые инвестиции – 2020».

В документе сказано, что в 2019 году РУз получила от иностранных инвесторов $2,3 млрд прямых инвестиций (не считая кредитов). В списке пяти государств с одним уровнем развития экономики, получивших капитал извне, Узбекистан занимает пятую строчку по объёмам иностранных активов и первое место по динамике. За последний год Россия «прибавила» в темпе роста ПИИ 139%, Украина – 30%, Сербия – 3%, Узбекистан – 266%. Самый большой вклад в этот инвестиционный скачок дали крупные проекты в нефтегазовой отрасли.

Национальный комитет статистики РУз, приводя общие цифры по всем видам зарубежного финансирования, называет сумму освоенных средств – $4,2 млрд за прошлый год. Столько иностранные инвесторы вложили в основной капитал предприятий в Узбекистане. Деньги пошли на проекты в нефтегазовой отрасли, производство продуктов питания, текстильных изделий, одежды и т. д. За всю историю инвестиционного «гостеприимства» Узбекистана в экономику страны вложились более 10 тыс. иностранных компаний. Среди них российский нефтяной гигант «ЛУКОЙЛ», дочернее предприятие Китайской национальной нефтяной корпорации по разведке и добыче CNPC, немецкий автомобильный концерн MAN и многие другие.

В начале 2020 года кризис, вызванный COVID-19, существенно не повлиял на положительную динамику. Согласно информации Министерства инвестиций и внешней торговли РУз, за январь – апрель иностранные инвесторы перечислили $2,5 млрд ПИИ. Это почти в 2 раза больше, чем за аналогичный период 2019 года. По планам ведомства объём прямых инвестиций до конца 2020 года будет доведён до $9 млрд.

Вам будет интересно  Как купить недвижимость на Кубе в 2020 году

Приток прямых иностранных инвестиций.jpg

Открывая страну

Возросший интерес зарубежного бизнеса к стране стал продуктом новой внешнеэкономической политики после смены президента. Статистика доказывает: показатели пошли в рост лишь в 2017–2019 годах, когда к власти пришел Шавкат Мирзиёев. Узбекистан стал более привлекательной для инвесторов страной только после того, как провел ряд реформ, направленных на защиту иностранного капитала.

Вот её главные тезисы. Государство не вправе вмешиваться в дела субъекта инвестдеятельности, инвестору гарантируется свободный перевод денег из Узбекистана, льготный период без налогов на прибыль и имущество. Инвестиции не подлежат национализации и не могут быть реквизированы. Если правительство принимает законы, ухудшающие положение владельца иностранного капитала, то в спорных моментах применяются те нормативные акты, которые действовали на момент инвестирования.

По словам старшего научного сотрудника Центра прикладных исследований при Международном Вестминстерском университете в Ташкенте Фабрицио Виельмини, в стране с населением 34 млн человек каждый год необходимо создавать около 500 тыс. рабочих мест. А сделать это без привлечения иностранного капитала очень сложно.

«Раньше страна жила в замкнутой системе, но после того, как поменялась власть, был взят курс на новую, открытую инвестиционную политику. Видно желание кардинально изменить ситуацию. Привлечение иностранных инвестиций для Узбекистана – это вопрос выживания. Если не принять структурные изменения в политике и экономике сейчас, государство просто не сможет держать удар в условиях мировой рецессии. Ставки очень высоки. Существующая политсистема работает на то, чтобы сделать страну более инвестиционно привлекательной для иностранных партнёров. Несмотря на кризис, конъюнктура в Узбекистане остаётся положительной и динамические показатели в будущем будут отличаться от соседних стран», – говорит политолог, эксперт по международным отношениям стран Центральной Азии Виельмини.

В числе главных факторов роста интереса инвесторов, по словам спикера, можно назвать объявленную масштабную программу приватизации. На продажу будут выставлены около 3 тыс. предприятий с госучастием. Существенную роль могут сыграть и планы по вхождению Узбекистана в ЕАЭС. Ведь Таможенный союз откроет узбекским производителям, в том числе с участием иностранного капитала, новые рынки.

Источники иностранных инвестиций в экономике уз.jpg

Перспективы

Что предлагает официальный Ташкент будущим инвесторам? Агентство по привлечению иностранных инвестиций РУз позиционирует страну перед инвесторами как одно из самых динамично развивающихся государств СНГ. По данным Всемирного банка, за последние годы Узбекистан серьёзно продвинулся в рейтинге по ведению бизнеса – со 166-го на 69-е место. Преимуществами являются: географическое положение страны как центра Азии, так называемый перекрёсток дорог между Китаем и Европой, дешёвая рабочая сила (средняя заработная плата $240), снижение налоговой и регуляторной нагрузки.

Эксперт в области международных инвестиционных исследований из Германии Свен Лоренц называет такие пограничные рынки, как Узбекистан, недооценёнными. В своей статье про РУз, которую немецкий инвестор опубликовал в газете Financial Times, он подмечает, что в Узбекистане, долгое время бывшем политически изолированным государством, сейчас низкая конкуренция и большой потенциал неиспользованных возможностей. То, чем не могут похвастать развитые страны. Это место, для которого может быть применима бизнес-стратегия «голубого океана». Хотя «самая густонаселённая нация Центральной Азии не без проблем и рисков».

Распределение иностранных инвестиций и негарантированных кредитов.jpg

Осторожность не помешает

Системные риски развивающихся стран и защита инвестиций – это главные вопросы, которые ставят перед собой инвесторы при освоении новых рынков. Исполнительный директор Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО (МЦУЭР) Игорь Матвеев, приводя в пример развитие инвестиций в сфере энергетики Узбекистана, отмечает, что наиболее значительным негативным внутренним фактором для инвесторов является разноголосица министерств и ведомств в официальном Ташкенте. Это связано, во-первых, с отсутствием государственной доктрины или стратегии, увязанной с планами развития отраслей и регионов. Во-вторых, по оценке спикера, имеет место низкое качество госконтроля за инвестиционной деятельностью.

«В ближайшем будущем национальная инвестиционная, экономическая политика Узбекистана будет рефлексивной, она станет корректироваться в зависимости от ситуации в стране и реалий геополитики. Капитал – это «пугливая лань», которая опасается неопределенностей, риски возникновения которых в последние несколько лет усилились. Субъективная оценка геополитических реалий позволяет спрогнозировать ухудшение ситуации в среднесрочной перспективе», – подчеркнул Игорь Матвеев в интервью «Курсиву».

Фабрицио Виельмини считает, что некоторая настороженность инвесторов в отношении Узбекистана может быть связана с существующими противоречиями внутри административно-политической системы. Вкладчики хотят быть уверены в том, что все заявленные инвестиционные реформы претворят в жизнь.

«Главное – чтобы система работала так, как её рисуют. Нужно, чтобы инвесторы не столкнулись с внутренними преградами, которые не позволяют капиталу развиваться так, как ожидалось», – подытожил старший научный сотрудник Центра прикладных исследований.

Аналитики ООН пессимистично настроены в отношении дальнейших положительных тенденций притока инвестиций в страны с переходной экономикой. Согласно выводам составителей доклада, к концу 2020 года поступление ПИИ в такие государства сократятся в целом на 38%. Динамика не восстановится до 2022 года. Это связано с падением спроса на сырьевые товары и, соответственно, снижением доходов многонациональных предприятий.

По мнению опрошенных экспертов, именно иностранные инвестиции могут помочь Узбекистану выйти из кризиса с плюсовыми показателями, нарастив производство.

Читайте «Курсив» там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook и Telegram

Источник https://www.spot.uz/ru/2019/10/04/invest/

Источник https://kursiv.kz/news/kursiv-guide/2020-10/kak-uzbekistan-budet-privlekat-inostrannyy-kapital-v-usloviyakh-mirovoy

Источник

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан.